<< Главная страница

Карло Гоцци. Король-Олень



ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Большой сценический успех "Апельсинов" и "Ворона" заставил синьора Гольдони, человека, не лишенного хитрости, сказать, что он начинает со мной считаться, так как я произвел на свет новый театральный жанр, соответствующий вкусам публики. Синьор аббат Кьяри со своей обычной осторожностью ругал публику, говорил об ее испорченном вкусе и невежестве. Что же касается журналистов, то они в своих листках хвалили мои сказки и находили в них красоты, которых я сам в них прежде не замечал.
Чуткие талантливые люди смотрели на эти вещи с правильной точки зрения и искренне и беспристрастно хвалили их, как подобает честным, просвещенным людям, умеющим различать тривиальности, поданные с искусством, от тривиальностей, являющихся плодом неповоротливого и необразованного ума.
Нелегко было победить толпу, привыкшую спать на так называемых "правильных" представлениях синьоров Кьяри и Гольдони и слишком убежденную в том, что они действительно правильные и ученые, таким необычайным для нее жанром, к тому же прикрытым столь ребяческим наименованием.
Эта толпа посещала представления моих первых двух сказок и, хотя была захвачена их внутренней силой, стыдилась хвалить произведения, носившие ребяческое название, из боязни унизить свое культурное достоинство и возвышенный образ мыслей, соглашаясь, однако, с тем, что они не лишены некоторых достоинств.
Чтобы пересилить эту краску стыда, я нашел необходимым в подобного рода вещах откровенно идти дальше в своей фантазии. И, действительно, тот, кто прочитает "Короля-Оленя", мою следующую сказку, легко убедится в смелости моей мысли.
Заключающиеся в ней сильные трагические положения вызывали слезы, а буффонада масок, которых я, по своим соображениям, хотел удержать на подмостках, при всей вносимой ими путанице нисколько не уменьшила впечатления жестокой фантастической серьезности невозможных происшествий и аллегорической морали, несмотря на то что труппа Сакки, всецело строя свое благополучие на преувеличенной пародии доблестных масок, ощущала сильный недостаток в актерах, которые могли бы играть с должным умением, сдержанностью и чувством серьезные роли, а последние, при неправдоподобном содержании, занимают гораздо более ответственное положение, чем в правдоподобных сюжетах, и требуют от актера исключительного дарования при изображении правды, которой на самом деле не существует.
Как будет видно из дальнейшего, сказка "Король-Олень" начиналась с вольности в виде нелепейшего пролога. Произносил его старик по имени Чиголотти, человек странной внешности, хорошо известный в Венеции, собиравший вокруг себя толпы людей, рассказывая им грубым голосом старинные романы о волшебниках, и, делая это со смешной серьезностью, вставлял в свой рассказ массу бесконечных глупостей, аффектируя при этом тосканскую речь.
Атанаджо Дзаннони, исполнявший с редким мастерством роль Бригеллы среди масок труппы Сакки, изображал этого старика с неописуемым успехом, в совершенстве подражая ему в одежде, голосе, прибаутках, жестах и позах, что всегда производит на сцене большое впечатление.
Неоспоримый успех имеют даже тривиальности, освещенные с должной откровенностью и вставленные в пьесу так, чтобы публика видела, что автор отдавал себе в них полный отчет и смело ввел их в пьесу именно как тривиальности.
Многие места "Короля-Оленя" и прочих моих сказок, в которых я всегда применял неограниченную свободу, подтверждают этот мой взгляд, осуждая тех немногих, кто называл их глупыми пустяками, пошлыми и тошнотворными.
Для того чтобы не без удовольствия продержать в театре в течение трех часов восемьсот или девятьсот человек весьма различного культурного уровня и для того, чтобы оказаться полезным труппе старинных итальянских масок, необходимо по многим причинам бросать в землю семена весьма разнообразных растений. Мелкие писаки, привыкшие все поносить, наверно, обладают очень слабыми желудками, неспособными отделить и переварить в отдельности каждый род зерен в моих скромных представлениях, которые, каковы бы они ни были, пользовались успехом у публики.
Я говорю это вовсе не для того, чтобы утверждать, что сказка "Король-Олень", сочиненная по моему методу, непременно понравится в театре. Мне не надо предсказаний: она имела огромный успех. Поставленная труппой Сакки в театре Сан Самуэле в Венеции 5 января 1762 года, она была повторена шестнадцать раз подряд при переполненном зале и до сих пор ежегодно возобновляется.
Если моим благосклонным читателям пьеса эта покажется пустяком, я приму это с философским смирением.


далее: ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА >>

Карло Гоцци. Король-Олень
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ
   ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ
   ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
   ЯВЛЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЕ
   ПРИМЕЧАНИЯ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация